Социальный взрыв

Началось всё, разумеется с «Ведомостей», которые умеют находить источники, писать интересные статьи и требуют за чтение своего контента деньги. Потом, разумеется, новость о том, что «публикация сведений о доходах чиновников приведёт к социальному взрыву», появилась и в «Медузе», и в «Газете», и в «ТАСС», и во многих других СМИ. 

Вопрос касается изменения процедуры раскрытия доходов и бонусов топ-менеджеров акционерных обществ в годовых отчётах.

«ЦБ видит в полном раскрытии вознаграждений конкретных менеджеров одинаковое количество плюсов и минусов. Компании станут прозрачнее, инвесторы получат возможность оценить адекватность этих расходов, а Россия – подняться в рейтинге Doing Business, следует из презентации ЦБ к заседанию совета («Ведомости» ознакомились с ней). На другой чаше весов – минусы: против выступает бизнес, раскрытие бонусов топ-менеджеров может усилить социальную напряженность и есть криминальные риски, опасается ЦБ».

Пишут Ведомости. 

Социальный взрыв говорите? Социальный взрыв… 

Давайте начнём с того, что ни для кого не секрет, что весь топ-менеджмент живёт и работает в Москве. Есть очень мало компаний, где он находится не в столице, но город их либо Санкт-Петербург, который по претензиям недалеко ушёл от Москвы, либо любой другой город-миллионник, где люди всё равно получают больше, больше работодателей, больше возможностей самореализоваться, в отличии от провинции. 

Возможно, в Нижнем Новгороде, где работает руководство Центрального филиала Мегафона — это и не самый главный топ-менеджмент, но и на эти должности не берут кого попало, за этими сотрудниками «охотятся» специально-обученные HR-агенства, эти люди работают и зарабатывают. Это тоже топ-менеджмент. 

Теперь перейдём к тому, что имеют эти самые «топы». Большую зарплату, чем у вас? Отлично. Давайте посмотрим, как они работают. 

Во-первых, может показаться, что сидеть в офисе, ходить на встречи и на собрания — гораздо более простые вещи, чем работать с утра до ночи на стройке или стоять у станка.

Но это не вся работа.

Ещё есть ответственность не только за свой труд, но и труд людей, которые находятся в подчинении. Топ-менеджер, если он адекватный топ-менеджер, должен понимать откуда появились цифры в его отчёте, как они изменятся и как они будут работать. А, если он не понимает, как работает какое-то звено в компании, значит он либо зря занимает свою должность и будет уволен, либо найдёт человека в подчинении, который разбирается «в теме» и сможет представить доклад. 

И в случае, если по результатам работы топ-менеджера, которые зависят не только от него, компания не будет показывать эффективность, топ-менеджер работы лишится. И главная проблема в том, что, даже, если ему дадут возможность написать заявление «по собственному», если снабдят «золотым парашютом», скорее всего новую работу на той же должности он уже не найдёт. Это у большинства сотрудников «с улицы» спрашивают о предыдущих местах работы для галочки, а, если и есть номер предыдущего начальника, то по нему вряд ли позвонят. У «топов» всё работает иначе: всё, как у хорошего художника, дизайнера, музыканта и писателя, решает «портфолио» — количество завершённых проектов, решённых задач, которые может подтвердить предыдущий начальник (ведь, если всё прошло хорошо, начальник сохранит свою должность).

Риски значительно выше. От решений этих людей, зависит работа многих других, в том числе и ваша. Именно эти люди рискуют оказаться на скамье подсудимых за ошибки, за растраты, даже, если они всё делали правильно, в «карман не клали» (при таких-то зарплатах), но ошиблись.

Опять же, работа топ-менеджера сильно зависит от самого главного руководителя. Если генеральный директор предприятия назначается государством, то от министерства, премьер-министра и президента. Если генеральный директор избирается или является владельцем бизнеса, то от него самого. С государственных чиновников спрос особый, а вот у «частников» в голове только одна забота — собственный бизнес, который должен приносить деньги всегда, который всегда должен показывать рост. И самый главный руководитель будет хотеть этот рост всегда, в три часа ночи в субботу посреди новогодних каникул. Как нет роста? Он может позвонить своему заместителю — топу, тот своему и начнётся лавинообразная волна. И нельзя просто взять и выключить телефон, у топов в контрактах часто прописывается ненормированный рабочий день, прописываются многие другие условия, на которые обычный «трудяга» никогда не подпишется — не по ТК. У топа такого понятия, как ТК нет в принципе, есть контракт и либо его выполняют и показывают рост, либо ищут другую компанию, которая согласится работать по другим условиям и платить такие деньги. 

Работая некоторое время без нормального графика, даже не топом многие решат уйти из этой «профессии» и пойти на работу, где есть чёткие задачи, инструкция и нормальный график. 

Во-вторых, у топа нет инструкции. У топа есть опыт, образование и эффективность. Параметры эффективности могут меняться, но они обязательно должны показывать стабильный или сверхплановый рост. Как этот рост будет появляться не волнует руководителя, не зависит от работы самого топа, но он должен быть, иначе компанию такой топ покинет, с парашютом или без. И стоит ли говорить, что параметры эффективности похожи на правду, и зависят от того, с какой стороны посмотреть. Вывод — топы обязаны уметь продавать себя. 

Топы ещё должны очень много знать. Взять, к примеру, обычного среднестатистического маркетолога, вы знаете что такое CPA, CPT и CPO? Взять химика со своей терминологией, физика-ядерщика, любую другую профессию, которой хоть как-то учат. Топов не учат, топы обычно вырастают в какой-то компании, либо назначаются на мало-мальски высокую должность родственниками или по знакомству. После этого они на собственном опыте получают необходимые знания и могут искать работу сразу на уровне топов. 

И вот после этого у меня к вам вопрос: вы пойдёте в эти топы? Зная, что в случае неудачи, такую работу вы гарантированно больше не получите (а, возможно, получите срок)? Что, когда ваша компания перестанет в вас нуждаться, вам придётся уйти к конкурентам, где есть свои топы, с которыми надо будет сотрудничать, есть свои работники, которые хотят на ваше место, есть своя специфика, которую вы не понимаете? Вы будете готовы работать 24/7 с возможностью съездить на Мальдивы с семьей на 3-4 дня, не отрываясь от работы удалённо на своём дорогущем смартфоне?

Продолжим о социальном взрыве. 

Социальный взрыв понятие похожее на справедливость. Несправедливо, что у кого-то работодатель работает исключительно по трудовому кодексу, зарплата вся «белая», а у вас нет. Идите к нему! Как там платят меньше? Несправедливо, когда у кого-то работнику оформляется медицинская страховка, а вам нет? Идите туда! Как вам придётся отказаться от корпоративной связи? Несправедливо, когда кому-то компания оплачивает $18 500 в месяц за квартиру на 206 кв.метров в центре Москвы, а вам платить ипотеку. Получите образование, научитесь работать, как требуется этой компании и идите работать туда! Как вы не хотите отказываться от дорогой машины и возможности жить в США? Несправедливо, когда на Крайнем Севере доплаты есть и зарплаты выше. Езжайте! Как из Крыма не хочется уезжать? 

Искренне считаю, что зарплаты зарплаты топ-менеджеров надо публиковать. Надо публиковать все бонусы, которыми их атипично низкая (в некоторых случаях) зарплата скрывается, например, Президент России заработал за 2015 год всего 8 891 777 рублей, и собственности у него немного, у некоторых подчинённых больше будет. Но не забывайте о том, что даже бывший Президент страны всё равно остаётся с социальными гарантиями, например «Президент России, прекративший исполнение своих полномочий, независимо от возраста имеет право на ежемесячное пожизненное денежное содержание в размере 75 % месячного денежного вознаграждения Президента России». Так идите все президенты! Как не хотите? Как не берут? 

http://kremlin.ru/events/president/news/40890

К вопросу об обязанностях

Когда заходит вопрос об обязанностях, почему-то принято «жалеть» сотрудников государственных бюджетных организаций, у них-де зарплаты маленькие, работы много, никто не хочет идти работать в такие места. В этот раз я хочу поговорить о «Почте России», которую вряд ли можно назвать идеальным местом работы. 

Начать можно с того, что у «Почты России» нет естественных конкурентов — это монополия, которая старательно охраняется государством (нужно же сохранить стратегическое предприятие), которое пытается вывести компанию на коммерческое русло, например, начинает оказывать непрофильные для организаций связи услуги. 

Люди, которые жили в стране до изобретения телефона, привыкли ходить на почту, чтобы отправлять и получать письма и посылки, и привили это своим детям. Их дети, которые уже вполне пользуются домашним телефоном, не имели возможности обращаться в банк для оплаты коммунальных услуг, или имели только альтернативу «почта-Сбербанк», привили своим детям эту привычку. Внуки тех первых людей без телефона, давно пользуются смартфонами и интернетом, но продолжают отправлять и получать письма и посылки только на «Почте России», а оплачивать коммунальные услуги там же или в отделениях «Сбербанка», и прививают эту привычку уже и своим детям. 

А вот «Почта России» и вышеупомянутый банк уже свыклись с этой естественной монополией, продолжают предоставлять такие услуги и вводят комиссию, которая в дальнейшем оплатит труд работников. Комиссия эта, прямо скажем, небольшая, гораздо меньшая, чем в альтернативных банках, и предложение «оптовое». И всё равно нерентабельно держать много отделений, нужно развивать спектр услуг, тем более, что отделения этой почтовой службы есть по всей стране, чем не могут похвастаться конкуренты. Вот и придумали кроме и так несвойственных почтовым службам других стран услуги оплаты коммунальных платежей, службу подписки на корреспонденцию, каталожный магазин и даже банк, который носит гордое название «Почта Банк» и входит в «Группу ВТБ».

И всё равно денег в организации не хватает, зарплата у сотрудников отделений, прямо скажем, небольшая, поэтому на работу в «Почту России» всегда требуются новые сотрудники, взамен тех, что ушли либо на пенсию, либо в другие компании. Но никто не идёт.

Да и при выборе, идти работать в «Почту России» или в альтернативную курьерскую службу, услуги которой стоят дороже, но и зарплата выше, и техника, с которой придётся работать, новая, уверен, большинство выберут не ФГУП. 

Остаётся вопрос: надо ли сотрудников компании «жалеть»?

Я уверен, что не стоит. 

Вы просто посмотрите на их работу. Как и в любом другом учреждении, которое мнит себя «бюджетным», хотя давно живёт не только на налоги граждан, но и на деньги пользователей услуг, сотрудники не стремятся работать хорошо. Почему? Смотрите сами!

Во-первых, мы уже привыкли к тому, что «бюджетные» и обслуживающие нас, по-умолчанию, компании не работают хорошо. Мы платим большие деньги за капитальный ремонт, но ездим в старых лифтах, или оплачиваем незакрытую сутками напролёт кодовую дверь с «домофоном». Со временем появляется квартира, которая перестаёт платить, по тем или иным причинам. Долг растёт, а когда у ответственных жильцов появляются вопросы о том, почему услуги не оказываются, будет ссылка на неплательщиков. В итоге либо новый дом превращается в так называемый «образцового содержания» с активными жильцами и управляющими компаниями, либо в «дыру», где ничего не работает, но так и надо и ничего не поделаешь. 

Почему, живя в таком окружении, мы должны требовать от «бюджетной» организации выполнения хороших услуг? Мы «Почтой России» пользуемся относительно редко, а вот лифтом каждый день, но даже по лифту не предприняли никаких действий.

Почему в 21 веке в квартирах отключают горячее водоснабжение на две недели дважды за лето, так что люди должны мыться из тазика кипячёной на плите воды? Почему плановые ремонты теплоцентрали не проводятся регулярно без необоснованного отключения важных услуг на длительный срок? Потому что нет конкуренции.

Посмотрите на новые дома, где живут «деятельные» граждане, которые привыкли зарабатывать деньги, привыкли не тратить их просто-так, а получать конкретные товары и услуги. Почему в этих домах всё хорошо? Газон пострижен, лифт новый и ремонтируется? Подъезд чистый? 

Посмотрите на почтовые компании, сотрудник которой приезжает к вам на фирменном автомобиле в любую точку города, вежливый, связывается заранее и имеет с собой переносной терминал для банковских карт и сдачу в любом количестве? Почему так происходит? Потому что за оплошности или по жалобе он может лишиться премии или работы, а терять её не хочется. 

А теперь вернёмся к «Почте России». Почему даже «Сбербанк» успел внедрить «электронные очереди», а на почте такого нет? Контингент разный? Не верю! Одинаковые люди, обычные граждане. Денег нет? Вы думаете, что это стоит дорого? Дороже, чем все те журналы или лотерейные билеты, которые никто никогда не купит и они будут утилизированы? 

Во-вторых, сотрудникам этих «бюджетных» учреждений абсолютно уверены, что без них работа «Почты России» (к примеру) встанет, потому что никто не придёт работать на их место. Что произойдёт, если будет получена жалоба от клиента? Сотрудника пожурят. Депремировать в организации, где вряд ли существую премии, не будут, а штрафовать из оклада противозаконно — это в государственных компаниях понимают хорошо. Увольнять тоже не станут, потому что понимают, работать в таких условиях желающих мало. В итоге мы видим безнаказанность, а значит банальное желание ничего не делать, если это возможно. Возможно, хамство. Возможно, другие противоправные действия, про которые в очередной раз расскажут пользователи на популярном ресурсе. 

В-третьих, отношение «бюджетной» компании к сотрудникам не изменится, пока компания не почувствует конкуренции, пока не поймёт, что к конкурентам сотрудник уйдёт гораздо легче, чем в другую сферу, особенно, если отдал профессии больше 10-15 лет. Когда появятся доступные частные школы, люди смогут выбирать, где работать. Когда появится доступный перевозчик почтовых отправлений, произойдёт тоже самое. Частный работодатель, повторюсь, не будет тратить деньги на содержание человека, который не работает, поэтому придётся трудиться и совершенствовать качество сервиса. Поэтому у людей будет выбор, обратиться туда, где качественно и относительно недорого, или идти в «бюджетную» компанию. Отношение «бюджетной» компании к клиентам не изменится, пока не поймут, что клиенты умеют голосовать кошельком. Но этого не произойдёт до тех пор, пока за спиной «Почты России» государство, которое будет продолжать поддержку пусть некачественных, но стратегических услуг. 

Сотрудников «бюджетных» учреждений жалеть нельзя.

У меня был опыт работы на «горячей линии», которая обслуживала эту компанию. Работа та ещё, не позавидуешь, но, если человеку не нравится такая работа, он должен найти другую, или работать. Коммерческая компания, которая обслуживала эту линию, извивалась ужом перед своим заказчиков, потому что понимала — при желании заказчик уйдёт к конкурентам. В этом плане даже у «Почты России» всё хорошо, тут они тратят свои деньги, и немалые. Понимают, что им, как клиенту должны качественные услуги, потому что есть выбор всегда. 

Поэтому нельзя жалеть почтальонов и прочих сотрудников «бюджетных» компаний. 

Вы приходите на работу, где работодатель установил чёткие правила и планы. Если вы не справляетесь, у вас уменьшится зарплата, увеличится рабочий день, сократится или передвинется на неудобное время отпуск. На ваше место найдут другого человека. Если другого человека нет, а планы не выполняются, компания закрывается. С «Почтой России» так не пройдёт, стратегическое предприятие. Но я считаю, что «Почту России» уже поздно реформировать, «Почту России» нужно закрывать, удалять, как раковую опухоль «бюджетности», безалаберности и разгильдяйства. А на её место придут другие компании, а пенсионеры пойдут оплачивать коммунальные платежи в «Сбербанк», тот как-то справляется с конкуренцией. 

Почему я снова заговорил о «Почте России»?

Сегодня, как и всегда, я был дома, но сотрудник не выполнил обычную обязанность по доставке заказного письма и мелкого пакета весом в 20 граммов лично в руки. Были опущены в почтовый ящик извещения, а в отделении я оказался тридцатым в очереди. Когда другой сотрудник отделения нарушил правила обслуживания клиентов, бросив «платёжников» и решив обслужить людей, получающих письма и посылки, он просто не нашёл одно из моих писем, поэтому решил выдать только часть отправлений, забрав себе уведомление о том, что в отделении их ждёт целых два. И вы говорите, что их надо жалеть. Я не хочу. 

О праве на авторство

«Министерство культуры РФ готовит новый антипиратский закон» — пишут Известия. В этот раз под прицелом чиновников оказались социальные сети, что неудивительно, потому что для большинства пользователей интернет замыкается именно на них, плюс два-три сайта с развлекательным контентом (хотя можно обойтись и без них, потому что копировать чужой труд в «паблики» сейчас модно и безопасно — к ответственности никого ещё не привлекали, вот весь «социальный интернет» состоит исключительно из «мемов» и «баянов»), плюс любимый поисковик, объединивший в себе почтовый сервис, погоду и курсы валют. 

Помните многочисленные суды против «В контакте» за то, что они размещают нелицензионный контент? Они прекратились после введения в силу статьи 1253.1 ГК РФ, потому что (вкратце), если социальная сеть не просила загружать конкретный «пиратский контент»; если они не изменяли этот файл; если не знали, что такое использование будет незаконным — она («соцсеть») ответственности не несёт. Доказать обратное очень и очень сложно. 

Правообладатели считают, что нужно социальные сети, которые дают возможность размещать «пиратский контент», всё же, наказывать. 

Я хочу согласиться, но с одной оговоркой. Правообладатели и производители сами должны разместить в каждом из своих продуктов цифровую метку, написать или заказать программное обеспечение, которое позволит эту метку выявлять, а затем потребовать у социальных сетей (персонально у каждой социальной сети), чтобы они встроили этот инструмент в свой «загрузчик», который доступен пользователям. Связаться с разработчиками сторонних «загрузчиков», чтобы они так же использовали этот код. 

Мне кажется, что, когда будет реальное требование, когда будет инструмент, требование будет обосновано. Хотя, разумеется, найдутся «умельцы», которые эту подпись удалят. Но таких немного. 

«Терминология есть, и не очень правильно изменять её в ту или иную сторону Правообладатели должны решать проблему по-другому: повышать уровень медиа-грамотности населения и бороться с теми, кто ворует фильмы на этапе их путешествия от студии до кинотеатра. Однако я не слышал ни об одном громком деле в отношении тех, кто воровал контент».

Матвей Алексеев
Директор по взаимодействию с госорганами власти холдинга Rambler

Ещё правообладатели хотят потребовать от рекламодателей не размещать рекламу на сайтах, доступ к которым заблокирован по решению ссуда, установить ответственность за такие нарушения, а если сайт работает «по подписке», запретить платёжным системам работать с подобными ресурсами. 

А вот здесь у меня возникает сразу несколько вопросов. Международной правовой базы и международного суда, или какого-то реально работающего прецедентного права, по которому решение о нарушении законодательства в сфере авторского права в одной стране, автоматически признавались нарушением в другой стране, не существует. Поэтому нет ни единого основания блокировать противоправный, допустим, в России, контент для жителей, например, Германии. Соответственно и запрет работы с этим сайтом для платёжных систем будет бессмысленным. 

Я, разумеется, понимаю, что платёжные системы, например, боятся «пиратов» как огня и сами прекращают всяческое сотрудничество. Тем не менее, требование, мягко говоря, незаконны. Потому что, например, российское подразделение Universal Pictures обратилось в суд, против, допустим, сайта watchalluniversalpicturemoviessabsolutelyfree.example, выиграло его и сайт оказался заблокирован. Как российское подразделение Universal Pictures узнает, что на сайте размещена реклама? Сами никак, либо будут пользоваться VPN, выдавая себя за пользователя, скажем, американского, либо спросят у коллег. Почему американцы должны подпадать под юрисдикцию российского суда? Это, мягко говоря, незаконно, поэтому американцы обратятся в местный суд и добьются разблокировки. Либо пусть работают уже американские юристы и обращаются в местный суд. 

Опять же, таких сайтов было бы меньше, если бы никто не воровал контент пока они в пути из студии в кинотеатр, или охрана кинотеатров, где снимаются «экранки» работала бы лучше. 

Блокировка «зеркал» без суда и следствия, удаления их из выдачи — хорошо.

Но, возникает сразу пара очень важных вопросов.

Кто будет этим заниматься, как доказывать? Потому что купить на распродаже доменных имён можно за доллар сотню, а блокировка сервиса по IP может затронуть других пользователей, с чем я лично сталкивался, пока мой блог находится на старом (*.wordpress.com) домене, что завершилась претензией к Ростелекому.

Второй вопрос в прибыльности кинотеатров. Да, в большинстве случаев они убыточны и закрываются, потому что люди предпочитают смотреть фильмы дома, где никто не ходит перед экраном, где можно поставить на паузу, где можно смотреть купленное кино несколько раз, а вопрос в качестве звука и картинки возникает только в кошельке лицензионного (подчеркну) пользователя, который должен купить большой экран и хорошую аудио-систему. Купить или смотреть «пиратскую» (и чаще всего экранную) версию чаще всего не возникает, потому что правообладатели, стремящиеся заработать как можно больше, ставят мораторий на продажу фильма для домашнего просмотра, пока он идёт в кинотеатрах по всей стране. Это связано с тем, что кинотеатры купили ленты, им нужно окупать затраты и зарабатывать. «Экранка» чаще всего значительно более плохого качества, чем копия с DVD, которую делают «пираты» (опять же вопрос в том, что сами правообладатели, видимо, заинтересованы в текущем положении вещей, а не в полноценной защите собственных продуктов), поэтому «киноманы» вначале сходят в кино (чтобы не попасть на «спойлеры»), а уже потом купят собственную версию фильма, чтобы посмотреть в комфорте. Опять же, почему правообладатели не следят за тем, в каком зале будет идти их продукт? Если альтернативных залов нет, то конечно, кинотеатр должен иметь право купить лицензию. А, если вы сталкиваетесь с тем, что при наличии качественной альтернативы, фильм идёт в зале, где слышно, как за стеной ездят мотоциклисты — за такое кино платить не стоит. 

Получается, что страдания о финансовых потерях правообладателей касаются именно сверхприбылей от повторной продажи одного и того же продукта. 

О конкуренции

Федеральная Антимонопольная Служба возбудила дело в отношении ООО «Эппл Рус», Apple Holding B.V., Apple Sales Ireland, Apple Operations International, Apple Inc. — в общем, всех подразделений компании, которая имеет логотип надкусанного яблока. Причиной стало то, что на модели Apple iPhone 6s и Apple iPhone 6s Plus c момента их появления на рынке в октябре 2015 году различными торговыми сетями устанавливались одинаковые цены. Собственно говоря — нарушение части 5 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О защите конкуренции»:

«Физическим лицам, коммерческим организациям и некоммерческим организациям запрещается осуществлять координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит к любому из последствий, которые указаны в частях 1 — 3 настоящей статьи, которые не могут быть признаны допустимыми в соответствии со статьями 12 и 13 настоящего Федерального закона или которые не предусмотрены федеральными законами».

А теперь о том, что действительно произошло.

Во-первых, некий гражданин, который обратился в ФАС, стал прообразом «Капитана Очевидность». Согласитесь, что ни для одного из вас, людей, которые ходят по магазинам в поисках какой-то новой техники, не становится удивительно, что везде одни и те же цены. 

Снимок экрана 2016-08-08 в 17.12.40

Особенно, если торговая сеть достаточно крупная. В небольших сетях, эти цены могут быть выше, поскольку количество закупаемых смартфонов у поставщика меньше, или работают не с тем поставщиком. У больших сетей, на ценнике цена может оказаться больше, потому что целью ставится продать не один смартфон, а смартфон с чехлом, дополнительным кабелем, автомобильной зарядкой, внешним блоком питания и сим-картой с выгодным тарифом. 

Во всех остальных случаях цены будут одинаковы, максимум различаться на девять рублей, чтобы цифры «на хвосте» красиво смотрелись. Проблема ли в том, что цена везде одинакова? 

Я не вижу проблемы. 

Всё дело в способе выбора смартфона. Если человек выбирает функционал, а не «бренд», он может остановиться на смартфоне малоизвестного производителя родом из Поднебесной. Если же человек ищет конкретный iPhone, и хочет купить именно его, он будет искать, магазин, где его продадут быстрее, где точно известен подход к гарантии (согласитесь, что для самых первых поставок сохраняется вопрос не только цены, но и «серости» смартфона). 

Давайте смотреть дальше. Берём случаи оффлайн-продажи мобильной техники. Обычно все вышеперечисленные магазины крупных торговых сетей расположены в шаговой доступности друг от друга. Бывает, что между ними всего одна стена (почему так, расскажу чуть ниже). В каком магазине будут лучше продажи, если все находятся в одном месте, если все смартфоны одинаково «белые», если цена одинаковая или с минимальной разницей? В том, где лучше работают продавцы и меньше очереди. Где можно оформить товар в кредит или оплатить банковской картой. Где аксессуаров, в конце-концов, больше (хотя это самая последняя причина, потому что за «аксами» не лень и до соседнего магазина дойти, они не так важны, если это не плёнка — опять же, наклеят её или нет). И если вопрос наполненности магазина и работоспособности техники в нём, относится к обеспечению. То всю работу по продаже устройства делает продавец. 

К сожалению, сейчас совершенно нет возможности продавать Apple-технику в оффлайне, только в Apple Store, смартфоны Samsung только в фирменных магазинах Samsung и так далее. Мобильный рынок в России изначально устраивался таким образом, что всё находится рядом — это вам не фирменные кроссовки или джинсы. Брендовых магазинов очень мало и люди выбирают их редко, просто потому, что на пристрастие человека к Nokia, в магазине Meizu просто пожмут плечами. Нет у них решения требования клиента по бренду, только аналоги. 

Должны ли работать ФАС и отрабатывать заявку, оставленную неким гражданином, или должны сидеть и «не чесаться» дальше? Конечно, должны работать. Им и деньги из наших налогов платят, и они должны разобраться почему происходит такая ситуация. 

Во-вторых, о ситуации на ценниках может рассказать и то, как расположены магазины в вашем городе.

Согласитесь, было бы неудобно, если бы магазины были бы «раскиданы» по всему городу — на этой улице «Евросеть», на той «Мегафон», где-то рядом в переулке «Связной» или «МТС». Покупателям пришлось бы ходить, а человек, который отвечает за поиск новых магазинов «в самых проходных точках», явно был бы уволен, если бы не нашел место, где ходят люди, пусть и рядом с конкурентами. Приходится находиться рядом, но ведь это целая ниша, на которой можно работать! Например, в «Мегафоне» на терминале принимают платежи всех операторов, поэтому рядовому потребителю, которому лень думать о том, в какую дверь он зашёл, чтобы оплатить связь (уверяю вас, чаще всего вы не смотрите, куда ходите, а идёте в просто в «no name» салон сотовой связи), сотрудником будет предложено MNP или какой-нибудь новый смартфон. И уже в следующий раз клиент пойдёт с целью купить что-то конкретное. У него сложится впечатление о данной торговой точке. А теперь сравните со «Связным», который в очередной раз «поругался» с каким-то оператором сотовой связи и больше не принимает на него платежи. Менее удобно? Правильно, в следующий раз потребитель, которому отказали, не придёт. 

Дальше весьма интересный момент строится в удобстве самих сотрудников. Если салон связи находится не в торговом центре, значит в офисном здании или бывшей квартире на первом этаже, которая была переделана под салон (или очень редко в пристройке, либо специальной «магазинной зоне»). Куда сотрудник будет ходить в туалет? Правильно, в туалет, который был изначально запланирован при строительстве, которое было много-много лет назад, когда о мобильных телефонах даже не слышали. Будет ли туалет в каждом салоне? Нет, а поскольку и работодателю было выгодно, чтобы сотрудники всегда были опрятными, довольными, и не увольнялись по глупой причине «отсутствия на работе туалета», будут заключены устные или письменные договора с конкурентами о совместном использовании сантехники. За деньги, за уборку, за химию. За что угодно, но туалеты будут общие, а значит в «Евросети» вы сможете увидеть цветные рубашки «Связного» или зелёные галстуки «Мегафона», хоть и принято в чужих залах свой бренд «не светить», но когда «прижмёт» будет не до переодевания. 

Причём здесь ФАС и цены на iPhone? А при том, что пока сотрудник конкурентов проходит по залу, он успеет заметить очередь, или послушать разговор другого продавца, поинтересоваться взглядом ценой на «свои» товары, поговорить с «коллегами» (потому что за долгое время работы вы не сможете быть «врагами», а будете вполне себе дружить и соседствовать — да и туалет общий, да и бумага в принтере кончается не вовремя). Если у конкурентов цена значительно ниже, продавцу это будет невыгодно, и он сообщит руководителю, тот своему и так далее. А те уже примут меры, чтобы провести аналогичную акцию, договориться с поставщиками или продавать себе в убыток, но лишь бы покупатель шёл к ним. 

И вот чтобы такого не случалось, очень часто «сверху» приходит задание, зайти к конкурентам и переписать цены. Причём сделать это тайно, желательно после того, как конкуренты уже поменяли ценники с утра на актуальные, а потом отправить результат в центральный офис, где умные люди из маркетинга и закупки будут решать, что с этим делать (как это на самом деле делается, писать не буду, вы не маленькие). 

Способствует ли это установлению разных цен? Конечно, нет! 

Но, я снова не вижу проблемы. 

В-третьих, ситуация не останавливается на уровнях розничных магазинов, а идёт выше, в корпоративные отделы компаний, которые занимаются официальными поставками столь любимой покупателями техники, проводят её сертификацию и договариваются с оптовыми покупателями в лице крупных торговых сетей. Вы же не думаете, что «Связной» (или кто-то другой) договорился напрямую с брендом? Вряд ли, особенно, если дело касается более маленькой фирмы. Договариваются они с какой-нибудь «Марвел-Дистрибуцией», которая занимается B2B-продажами и ввозом в Россию огромного количества «официальной электроники» известных «брендов»

Закупка в корпоративном бизнесе строится исключительно на скидках. То есть, есть некая партия, которую поставщик закупил у «вендора» по цене A в долларах, добавляем к цене расходы на таможню (налоги) и на сертификацию (ростест), добавляем прочие расходы получаем цену B в долларах. B — это нижний предел, ниже которого продавать нельзя ни в коем случае, добавляем к ней небольшой «профит» и предлагаем покупателю полученную цену C. Не соглашается? Конкуренты по поставкам есть? Нет? Вот цена C — либо берёте, либо сидите без «официальных айфонов». Есть конкуренты? Можно предложить скидку от «профита», но не ниже цены B. Находим «золотую середину» по которой будет продана вся партия и ждём новой поставки. Можно организовать аукцион, кто больше предложит, тому и продадим, благо Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 03.07.2016) «О защите прав потребителей» в этом случае не действует (все покупатели юридические лица), поэтому можно отдать предпочтение одному из покупателей (впрочем, если всё правильно сделать, даже покупатель «физическое лицо» может оказаться в подобной ситуации). 

В итоге получается, что вопрос единой цены для клиента начинается именно с единственного поставщика, который не поленился, оформил все необходимые документы и пошёл на риск, привозя товар от «вендора». А то, что никто не стал заниматься тем же самым — вопрос уже к конкурентам. Это естественная монополия, может быть у конкурентов денег нет на большие партии, склады, перевозчиков, переводчиков и прочих сотрудников. 

И я снова не вижу проблемы в том, что цена одинаковая, зато я вижу другую проблему. 

Да, есть относительно незаконные письма от поставщиков, которые тоннами сыпятся в магазины о том, что товар-де у вас стоит ниже «рекомендованной розничной цены», установите нашу цену или мы перестанем вам продавать. Впрочем, такие письма обычно летят в «спам»Сейчас же ФАС будет выполнять свою работу, а поскольку продавцы вряд ли согласятся продавать огромное количество смартфонов гражданам, на которых потрачены деньги за доставку, за обучение сотрудников, за хранение товара и за его рекламу, дешевле, чем цена C плюс затраты и плюс «профит», скидок не будет. Будет увеличение цен. На рубль, на два: клиент не будет смотреть, даже если разница в тысячу рублей, когда смартфон стоит пятьдесят тысяч, а продавец выполнил свою работу, и у конкурентов нет за эту разницу аксессуара). Но от роста цен вы не избавитесь.

Просто надо искать откуда ноги растут. Либо вводить полный запрет на продажу любой мобильной техники за пределами салонов сотовой связи, которые принадлежат конкретному оператору, при условии, что эти смартфоны будут продаваться только с контрактом. 

UPD. 11/08/2016 Apple отвергает обвинения в ценовом сговоре, пишут Ведомости с цитатой: 

«Те, кто занимаются перепродажей, устанавливают собственные цены на продукцию Apple, продаваемую в России и по всему миру».

Пресс-служба Apple. 

Четыреста пятьдесят

Давайте посмотрим на город, который стоит над Окой и Орликом уже четыреста пятьдесят лет. Пятого августа, в день освобождения города от фашистов (по крайней мере дата точная, не плавающая, и не придуманная, чтобы связать день города с днём реального основания — всё равно забыли уже когда), разумеется должны проходить гуляния. Большие, потому что четыреста пятьдесят лет — редкая дата, юбилей. 

Разумеется, надо привести город в порядок.

Поэтому решили полностью перемостить главную пешеходную улицу города, словно бы асфальт на тротуаре, и булыжник на «проезжей части» (последний лежал уже в 1958 году по сообщению местных краеведов) кому-то мешал. Да, свадьбам, которые спускались по улице от ЗАГСа было явно неудобно — шпильки. И всё? Да, и всё. Потому что булыжник не намерзал наледью зимой, а асфальт и плитка намерзали. Впрочем, неважно, уже от брусчатки, которая теперь неизвестно где лежит (и ещё сто лет пролежит), осталось очень мало, всё остальное заложили плиткой. Плитка же удобнее: можно хоть каждый год проводить тендер на замену её частей — это вам не булыжник. Придумали на ровном тротуаре непонятные ступеньки (вероятно, чтобы велосипедисты и скейтбордисты не катались, хотя последние могут), вынесли деревья в каменных контейнерах повыше, чтобы при дожде сливалась вся грязь прямо под ноги горожан. Ещё уничтожили бордюр, теперь уровень всей улицы почти одинаковый. А ливнёвка? Зачем? Пусть вода в дождь (а весной грязь) ровным слоем стекает по улице. 

Строить новую улицу стали заранее, где-то за пару месяцев.

И понятно было, что не успеют, но кого волновало? Поэтому улицу перекрыли, затянули дома зелёной сеткой, чтобы провести реконструкцию, а мусор просто «покидали» в ближайшие дворы, где образовались огромные ямы, видимо, для работы с канализацией, которые, разумеется, никто закрывать даже на праздник не стал. 

Дома, кстати, действительно, отреставрировали. Два или три, посбивав все навесы, которые висели на фасадах уже не один десяток лет и образовали собственный, не выбивающийся из городского, стиль. Остальные дома так и оставили, с побитыми стенками, с обвалившейся краской. Мусор же, из дворов никуда не исчез, а улица простояла перекрытой до самого 5 августа, когда строители работали уже круглосуточно, мешая местным жителям. 

А на праздник был большой салют. Люди, как это принято в городе, совершенно были чужды этим представлениям, которые проходили в центре — большинство уехало в торговый центр, на краю города, который за свои собственные деньги, провёл и салют и празднования (правда, некоторые политические партии, не буду показывать пальцем, сразу «примазались» и к их организаторским талантам), да и здорово на этом заработало. В центре же, все ждали салют. Как положено в темноте, потому что электриков в городе, видимо, нет, поэтому чинить в парке фонари не стоит. Люди под взрывы петард в воздухе отлично всё увидят, да от фар машин, которые чудом пробились мимо кордонов. 

Говорить про позор, не стоит. У города просто нет денег, заводы разрушены и проданы, набережная, которая должна была стать местом гуляний, была затоплена весной, а теперь кое-как отчищена. Местные компании работать с городом не хотят, все проходили «конкурсы», когда город просто отказывался платить за оказанные по факту услуги. Поэтому живите так, как живёте. Праздник прошёл, фасады домов остались не отремонтированы, улица недостроена, мусор не вывезен.

Закон подписан. Начало

Итак, пакет законопроектов Яровой был подписан президентом России, об этом сделали, как положено, публикации на сайте президента, и ознакомиться можно уже сейчас: «Подписан закон, направленный на совершенствование правового регулирования в сфере противодействия терроризму»; «Подписан закон, усиливающий уголовную ответственность за преступления террористической и экстремистской направленности» — и был утверждён «Перечень поручений по вопросам отдельных мер государственного регулирования в сфере противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности».

И в данный момент, интересует именно первый документ «Федеральный закон „О внесении изменений в Федеральный закон ‘О противодействии терроризму’ и отдельные законодательные акты Российской федерации в части установления дополнительных мер продиводействия терроризму и обеспечения общественной безопасности“» — тот самый, из-за которого разгорелись споры.

Начать стоит с того, что наши законодатели очень, по всей видимости, не хотят, чтобы их деятельность стала прозрачной для населения, а потому новые законы носят «классическое» уже наименование «о внесении изменений» с упоминанием неких «отдельных законодательных актов».

Изменения в Федеральный закон от 6 марта 2006 года №35-ФЗ «О противодействии терроризму», на мой взгляд, не носят каких-то спорных моментов, обычные изменения, в связи с добавлением или удалением пунктов и верными новыми ссылками.

Изменения в Федеральный закон от 3 апреля 1995 года №40-ФЗ «О федеральной службе безопасности»

А вот здесь есть довольно интересный момент:

«В статье 15:

а) дополнить новой частью четвертой следующего содержания:

„Федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности вправе получать на безвозмездной основе от государственных органов и государственных внебюджетных фондов необходимые для выполнения возложенных на него обязанностей информационные системы и (или) базы данных, в том числе путём получения возможности удалённого доступа к ним, за исключением случаев, когда федеральными законами установлен запрет на передачу таких систем и (или) баз данных органам федеральной службы безопасности“»

И сразу возникает довольно простой вопрос: «Неужели полиция, ФСБ и прочие „органы исполнительной власти в области обеспечения безопасности“ государства, его граждан, жителей и гостей сейчас не могут получить доступ к этим базам данных, которые могут понадобиться для работы?» и «Неужели за деньги всё возможно?». Впрочем, самым главным тут будет словосочетание «на безвозмездной основе», что даст возможность, если не самим государственным органам и государственным внебюджетным фондам, то их коммерческим клиентам, включить в стоимость своих услуг, необходимость содержать канал удалённого доступа и труд сотрудников, которые будут содержать новое программное обеспечение и взаимодействовать с этими органами государственной власти.

Впрочем, это небольшая проблема — всё для безопасности. Собственно говоря, в статью 6 Федерального закона от 10 января 1996 года №5-ФЗ «О внешней разведке» был включён ровно тот же пункт, и если и эти люди тоже не имели доступа к базам данных (подчеркну) государственных органов, то что-то было не так в нашем королевстве.

Изменения в Федеральный закон от 15 августа 1996 года №114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» тоже стоит рассмотреть подробнее. Сейчас указано, что:

«Обыкновенная гуманитарная виза выдается на срок до одного года иностранному гражданину, въезжающему в Российскую Федерацию в целях осуществления научных, или культурных, или общественно-политических, или спортивных, или религиозных связей и контактов, либо паломничества, либо благотворительной деятельности, либо доставки гуманитарной помощи (с правом осуществления преподавательской деятельности в случае, предусмотренном подпунктом 8.1 пункта 4 статьи 13 Федерального закона „О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации“).

Сейчас иностранные граждане занятые осуществлением «профессиональной религиозной деятельности, в том числе миссионерской деятельности, по трудовому или гражданско-правовому договору с религиозными организациями» получить такую визу не смогут.

Что изменилось?

На мой взгляд просто был наведён порядок. Люди, которые заключили договор на выполнение какой-либо деятельности являются работающими людьми. Возможно вы лично не согласитесь считать пастора, священника или капеллана обычными наёмными рабочими, а я считаю именно так. Их труд оплачивается, они ходят на службу. Значит и получать должны именно деловую, или рабочую визу.

С другой стороны мы сталкиваемся со следующим моментом: гуманитарную визу можно получить без вызова приглашающей стороны. Для работы нужно приглашение. Россия стала более закрытой страной для представителей непризнанных в государстве религий (если только их распространяют не миссионеры-волонтёры). Хорошо это или плохо, однозначно сказать невозможно. Скорее всего у российских представителей любого духовенства могут возникнуть проблемы при получении визы для посещения какого-либо международного религиозного форума.

Изменения в Федеральный закон от 13 декабря 1996 года №150-ФЗ «Об оружии»

Сейчас пункт 2 статьи 1 выглядит следующим образом:

«оружие — устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов».

После изменений этот же пункт будет выглядеть так:

«К оружию не относятся изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием (далее — конструктивно сходные с оружием изделия). Конструктивно сходные с оружием изделия не должны содержать в своём составе основные части огнестрельного оружия».

То есть сейчас есть чёткое и грамотное определение оружия, то теперь такого определения нет. Оружие — это всё, кроме… дальше перечисление. Берём обычную доску — это оружие. Берём ключи — это оружие. Берём пистолет (не спортивный) — это оружие. Огромная возможность для обоснования задержания практически любого человека, который идёт по улице.

Я искренне считаю, что добавить новый пункт имело бы смысл, при сохранении старого.

Дополнительно изменили часть 6 стати 16 того же закона, которое и объясняет наличие нового термина «конструктивно сходные с оружием изделия» — переделывать боевое оружие в гражданское, сигнальное, пневматическое или в КСОИз нельзя, что и понятно. Боевое оружие должно легко отслеживаться государством.

Далее идут изменения в «Воздушный кодекс Российской Федерации» от 19.03.1997 N 60-ФЗ (ред. от 03.07.2016), где вводится дополнительный пункт для согласования требований к автоматизированной информационной системе оформления воздушных перевозок, базам данных, входящим в её состав и много чему ещё. Теперь согласовывать нужно ещё и с контр.террористическими органами государственной власти, что возможно приведёт к удорожанию билетов, но и к большей защищённости граждан.

Продолжение следует…

О законе Яровой

Борьбой с экстремизмом и международным терроризмом в современном мире можно обосновать совершенно любое изменение в законодательстве стран, абсолютно любые перемещения войск и вооружений в мире и безусловно любые межгосударственные союзы, санкции и действия. Я говорю, разумеется, о так называемом «законопроекте Яровой», который был принят государственной думой в третьем чтении как раз сегодня. Впрочем, большинство российских средств массовой информации больше интересует выход Великобритании из Европейского Союза по результатам референдума. 

Тем не менее «антитеррористический пакет» был принят в третьем чтении, а теперь ляжет на стол президенту для подписания, и совершенно никого не волновало мнение большинства людей, на которых отразится закон. По некоторым пунктам по сообщениям СМИ (вот, коммерсант пишет, к примеру), консультации даже не проводились. 

Хотели бы вы посмотреть на то, что изменится в нашей жизни? 

Сейчас я сомневаюсь, что это возможно в полной мере до того момента, когда законопроект будет выложен законом в российской газете.

Официальный сайт государственной думы, откровенно говоря, устроен настолько плохо, что найти нужную информацию не представляется возможным, например, ни в главных новостях, ни в новостях комитетов об изменении статуса законопроекта  № 1039149-6 с весьма мутным названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», который в списке превратился в ещё более невнятное «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» нет ни слова, и если не следить за ним специально, переключаясь между вкладками, где одновременно сегодня был принят или отправлен на доработку десяток законопроектов, то найти его не представлялось бы возможным. 

Право на

СМИ, и ТАСС в частности, пишут о том, что Apple отказалась поддерживать предвыборный штаб республиканцев и Дональда Трампа лично, увязав это с его высказываниями «о женщинах, иммигрантах и меньшинствах» (плюс, я уверен, что сыграло мнение фактического кандидата в президенты США об обязанностях компании из Купертино относительно смартфона террориста из Сан-Бернардино). Будет ли компания поддерживать демократов и Хиллари Клинтон не сообщается, но это не важно. 

Важен сам факт. 

В качестве аналогии я хочу предложить перенести ситуацию на российскую действительность, благо сделать это несложно — предвыборная гонка в Государственную Думу как раз началась. Давайте так же представим на месте Apple какую-нибудь российскую компанию, у которой есть большая толпа фанатов. Ну ладно, с фанатами сложно, возьмём просто пользователей. Скажем, кто-то из партий-кандидатов высказался за прослушивание всех телефонных разговоров, слежку за национальными, сексуальными или религиозно-идеологическими меньшинствами (вряд ли кто-то из отечественных кандидатов сможет себе такое позволить, ну и ладно), а оператора связи, скажем Мегафон (пример, не принимайте на свой счёт) это разозлило. В итоге компания не будет спонсировать кандидата и услуг ему не предоставит. 

А теперь подумайте сами. Вот лично вы следите за выборами? Знаете ли программу партий, которые баллотируются в законодательный орган страны? 

Уверен, что нет. У вас есть работа, учёба и совершенно нет времени на «политические копания». Зато вам чётко известно, что дискриминация — это плохо, вот, к примеру, сына соседа не берут на работу, потому что место «зарезервировано» за чьей-то дочкой, вот в университет собственный ребёнок пролез со скрипом, потому что кто-то платит взятку. Примеров масса. А вам совершенно всё равно кто и с кем спит, во что верит, лишь бы не навязывали. Вы же чётко понимаете разницу между «правом» и «демонстрацией права»? И ещё вам чётко известно, что собственным оператором связи вы пользуетесь давно, он вас не обманывал и не обижал особо, а тут знающие люди из его управления открыто заявили: «мы не поддержим вот этого кандидата». 

Прислушаетесь? 

Я думаю, что да! Возможно, чтобы ваш голос не пропал зря, вы согласитесь с мнением своей компании, своего соседа, своих родственников. И сделаете выбор. 

Совершенно тоже самое произойдёт в США. Вопрос только в том, будет ли Apple пользоваться своим правом на мнение и поддерживать оппонента столь нелюбимого ими Трампа. 

Имеют ли компании право на подобное выражение мнения? 

Я считаю, что определённо имеют!

Компании ведут бизнес в этой стране, значит они могут высказывать своё мнение. В рамках закона, разумеется. Вопрос в том, что произойдёт с компанией, если столь нелюбимый кандидат победит? Вторая проблема в том, что компания должна понимать, что высказанное ей мнение и оказанный демарш окажет огромное влияние на большое количество людей, на сотрудников, на пользователей, на фанатов. Бизнес есть бизнес, поэтому и риски довольно большие. Поэтому лучше, чтобы компании просто оставались в стороне от политики. 

Равные условия

На сайте президента России в списке поручений появилась следующая задача, направленная довольно большому списку федеральных органов власти, чтобы исправить, наконец, недоразумение в Интернете:

«ФАС России, Минэкономразвития России, Минфину России, ФНС России, Минпромторгу России, Минкомсвязи России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и АНО «Институт Развития интернета» представить предложения по внесению изменений в законодательство, направленные на обеспечение равных условий ведения деятельности компаниями в Российской Федерации с использованием сети Интернет.

Срок – 1 сентября 2016 г.

Ответственные: Артемьев И.Ю., Улюкаев А.В., Силуанов А.Г., Мишустин М.В., Мантуров Д.В., Никифоров Н.А., Клименко Г.С.»

Если вкратце, то ситуация следующая: крупные распространители контента, такие как Google, Apple и Microsoft, зарабатывают деньги на гражданах России, получая процент от стоимости платных приложений, внутриигровых транзакций и подписок на сервисы, при этом деньги в бюджет России не платятся, а по мнению руководства страны должны. И это, в принципе, понятно: в разрезе текущего дефицита, когда государство вынуждено платить пенсию существующим старикам из денег людей, которые работают сегодня и, скорее всего, пенсии не получат (много ли людей работает «по-белому»?), руководство страны просто вынуждено искать способы заработка. 

И вот он найден! Своеобразный источник бесплатной энергии и текущего в руки государства, а значит и на развитие российской инфраструктуры, дорог, образования и медицины, «бабла». Нужно «ввести равные условия» для крупных транснациональных компаний, которые зарабатывают в России, и для их отечественных конкурентов, которые уже сейчас должны платить злополучный НДС. 

Идея, разумеется, была подана весьма красиво, оформлена и показана до того, как первого сентября вступит в силу.

А теперь давайте посмотрим на то, что произойдёт на мой взгляд. 

Во-первых, нельзя сравнивать российские IT-технологии с американскими в том разрезе, в котором это происходит. Это равнозначно тому, что предлагать проект взимать с китов больше денег за использование природных ресурсов, чем с кильки, потому что он просто больше. Если мы берём Google, Apple и Microsoft, то компании состоялись прежде всего потому, что имели возможность разработки приложений и сервисов и прямой конкуренции больше десяти лет назад, а российские компании на этот рынок только выходят. 

Если сейчас мы возьмем уже состоявшийся рынок мобильных устройств, которые работают на той или иной операционной системе, и попытаемся создать что-то по-настоящему российское, а не огосударствочередную сборку корейской Tizen или финской Sailfish OS, мы столкнёмся с тем, что разработчики приложений не очень захотят «портировать» свои продукты под новую операционную систему. Всё дело в «маржинальности», «человекочасы» потрачены, а отдачи никакой, как и заработка. В итоге мы столкнёмся с тем, что производители не захотят поддерживать новый продукт, а пользователи не станут тратить на него деньги, выбрав западный аналог. 

Равных условий не получится уже на этом моменте. Западные компании годами вкладывались в бизнес, разрабатывали условия, продукты и нанимали специалистов. Российское руководство хочет даже не «влезть» на этот рынок, а просто «обложить его дополнительным налогом», который ещё даже не придумали как собирать. 

Вспомните, что происходило с хранением данных российских пользователей в пределах страны? Крупные компании «пропустили» нововведение, но не понесли никакого наказания. Почему? Потому что российское представительство, даже, если оно существует, не имеет возможности принимать решения такого уровня, управляющие менеджеры головных компаний умеют хорошо считать деньги, поэтому могут понять, что дата-центр в России — это дорого, а Google без России существовать может (пусть и хуже), а вот Россия без Google уже нет. Вы просто представьте, что ваши смартфоны просто перестали отправлять смс и звонить, вы не можете скачать приложения или посмотреть фильм и вам приходится идти в магазин за обычными «трубками». В итоге даже после вступления закона в силу, некоторые компании продолжили работать по-старому. И ничего. 

Здесь, увы, будет тоже самое. 

Во-вторых, после введения всё того же НДС в области приложений, российским разработчикам, которые просто не смогут скрыться от нововведения, предлагается схема по возвращению этих денег. Равные, говорите, условия? Если вы за равные, то платить должны все, и без «откатов». Впрочем, молодому бизнесу, который пытается продавать свои работы за бесценок (по западным меркам), придётся платить, либо перейти на бесплатную модель, на которой просто невозможно заработать. Удар будет жёстким и прежде всего по тем, за кого, официально сражаются. Чтобы были равные условия. 

В-третьих, и это вопрос уже глобальной государственной политики, чтобы предоставить равные условия и заработать на этом денег, государству нужно, на мой взгляд, крупно вложиться.

Начать стоит с того, чтобы сделать российскую продукцию действительно конкурентноспособной, и я не говорю на этот раз об антивирусных разработках Касперского, которого ценят везде, или оборонно-промышленный комплекс. Я говорю обо всём. Чтобы российские заводы не закрывались, чтобы они выпускали отечественные автомобили, которые не отличались по качеству от импортных, стоили столько же и продавались по всему миру, чтобы выпускали российские смартфоны, не в виде какого-то Yotaphone, собранного из разных «китайцев», снабжённых русским брендом, а действительно много моделей, которые будут продаваться по всему миру. Сделайте отечественное образование достаточным для разработки приложений, программ и компонентов. Сделайте медицину, в конце, концов, чтобы люди, стремящиеся к благополучию собственных семей, не уезжали из страны. Дайте людям (большинству населения) возможность зарабатывать столько, чтобы иметь возможность не думать о том: покупать приложение за $3 или купить домой поесть. Чтобы либо доллар, евро и английский фунт стоили сопоставимо с рублём (а не искусственно заниженно, чтобы решить проблемы несправляющейся с современными темпами российской промышленности и людей, которые вовремя заполучили себе часть государства), либо люди получали аналогичные деньги, как на западе (при прочих равных), чтобы не имело смысла уезжать. 

Вот именно тогда и будут равные условия. Тогда можно будет говорить о том, чтобы вводить налог на бизнес западных компаний в России, потому что тогда западные компании будут иметь интерес войти на этот рынок и конкурировать на нём, а не монопольно доить корову, которая просто есть, но не очень-то и нужна. Впрочем, если это произойдёт, то и подобный налог будет собираться вовсе не для тех целей, что сейчас.

В лучших традициях одной кассы

perekrestok

Когда в вашем городе, а особенно на вашей улице, появляется новый продуктовый магазин, всем становится интересно. Особенно интересно, если название этого магазина на слуху, тогда можно быть уверенным, что толпа в первые не то что дни, недели, а может и месяцы работы торговой точки, не схлынет. 

Так и было с перекрёстком, когда он впервые появился в нашем городе. Место выбрано было удачно, его открыли на месте «Апельсина», единственного ближайшего магазина для небольшого микрорайона, после закрытия которого (а так же «Сберегайки», которая тоже принадлежала ЗАО «Паллада Торг» — забавная конкуренция) ничего долго не работало. 

В итоге открыли, красивый супермаркет, который выглядит по-европейски, в котором можно купить даже книги (какие-то) и журналы (интересно, берут ли?), огромный выбор всевозможного алкоголя и совершенно ничего. Как я не старался, но я никогда не мог выйти из этого магазина с большим пакетом продуктов, как это регулярно выходит в другом магазине, но про конкурентов не буду. Максимум, соевый соус и банка Coca-Cola — даже банального «Чудо»-йогурта в магазине нет. 

Открыли и забыли? Нет, вовсе нет. Магазины стали появляться и в других «конкурентных» местах, где, например, соперничают детища всё того же ЗАО: «Сберегайка» и «Пятёрочка» (франшиза, купленная у X5 Retail Group). И там тоже были очереди. А что? Людям тоже нужны магазины, а тут красиво с тележками, персонал ходит в фирменных жилетках. А запах чего-то «тухлого», которым сопровождаются все «свеже-открытые» «Пятёрочки» и «Перекрёстки» со временем выветрился. То ли арома-пушки поставили, то ли перестали привозить что зря. 

И вот проходит где-то полгода с открытия. Шары, разумеется, сняли. Покупатели ходят, продавцы работают, а мне понадобилось в пятницу  вечером купить соевый соус, которого в магазине на первом этаже моего дома нет. Бывает, иду в «Перекрёсток», карту бонусную которого я за это время так и не завёл — знаю, что там такой соус есть. «Фу, — скажете, «кошмар. За соевым соусом ему надо, нет чтобы без него, или обычный, который есть». Но уж, простите, соевый соус, я просто обожаю. Захожу, выбираю, иду на одну из пяти касс, из которых в девять вечера (магазин до одиннадцати) работает одна и становлюсь в очередь. 

Да, я знаю о том, что у кассы есть табличка формата А4, явно напечатанная на местном принтере, а не заказанная у руководства: «Если в очереди больше 5 человек, то звоните по номеру…» — но, когда вы стоите десятым, а «прикассовая зона» начинается для вас не со жвачек, а уже с молока, номера, разумеется не видно. Зато слышно разговор кассира, которая, как принято в «Перекрёстке», не любит торопиться и её коллеги, которая моет соседнюю кассу. 

— А где Андрей? Скажи ему, чтобы за кассу сел.
— Сама скажи, я кассу мою, да и вообще его весь день не видно.

А за мной подходят люди, и очередь начинается уже у колбасы («мерчендайзинг» совершенно одинаковых «Перекрёстков» вы представляете). Видят ли они номер, по которому надо позвонить? Если они в первый раз в магазине, то даже не представляют о его существовании. Впрочем, на сайте компании, магазина, в котором я был, вовсе нет. Может ненастоящий?