Есть люди, которым хочется сказать «Спасибо»

Блог Раска
Я рекламирую движок блога совершенно бесплатно. Он просто мне нравится. Нет, меня не заставили

А есть некоммерческая реклама

Хочешь помочь сайту? Помоги рублём!

Про современную интернет-журналистику

Когда-то я ушёл от бумажных газет в интернет, чтобы получать субъективные новости из разных источников и самостоятельно складывать объективную картину происходящего вокруг меня. Новостей было много, они были интересными. В сети новости появляются чаще. Интернет, в принципе, задумывался как образовательный проект.

Сейчас он должен только зарабатывать деньги. Ваш браузер следит за вашим поведением на сайтах. Поисковая система, которой вы пользуетесь — за тем, что вам интересно, чтобы предлагать только релевантные результаты. Ваши интересы тоже меняются, сужаются и ограничиваются.

В итоге вы начинаете интересоваться только одной-двумя темами, за которыми продолжаете наблюдать, обновляя и обновляя ленту. Когда вы не получаете желаемого контента, вы уходите с сайта, а его владельцы перестают получать прибыль за просмотренную вами рекламу.

Современная интернет-журналистика переродилась из практически независимого (потому что поддерживать сайт стоило изначально гораздо меньше, чем печатать тираж) средства массовой информации в придаток рекламы. В итоге, современная журналистская статья выглядит приблизительно таким образом.

Заголовок с признаком кликбейта

Абзац из одного-двух предложений, в которых даётся пояснение заголовку.
Абзац из трёх предложений, где дублируется мысль из заголовка и предыдущего абзаца со ссылкой на определённый источник.
Цитата источника, на который ссылались в предыдущем абзаце, который полностью повторяет перефразированную фразу, которую вы прочитали ранее.
Абзац из одного предложения который завершает новую мысль, суммируя то, что было сказано чуть выше.
Опциональный абзац на тему, который может быть не прочитан редактором, в котором не будет сказано ничего нового, но он будет состоять из одного длинного, сложносочинённого с подчинением предложения, которое растянет его на большое количество срок, с обязательным содержанием сложных терминов, которые никто не будет объяснять, который вы дочитаете до конца, потеряв мысль, с которой началось предложение, а может быть и статья целиком, и которое даст большой визуальный вес странице.
Абзац из одного двух предложений, которое описывает ситуацию из предыдущей статьи серии, с полным повторением предыдущей статьи, и содержащее кликбейтную ссылку на нее, либо с описанием «горячей» темы, которая хоть как-то косвенно связана с темой, описанной в статье. Классические сочетания осени 2018: пенсионный возраст + ..., повышение НДС + ... , санкции + ...

Что вы узнали из новости? Ничего нового, может быть чуть больше, чем вы прочитали в прошлый раз, но не больше, чем написано в заголовке. Зато большой объём текста повышает тематический индекс цитирования (ТИЦ), время нахождения на сайте, лучше продаётся и обрабатывается поисковиками.

В 2018 в большинстве случаев нужно ограничиться просмотром заголовков в яндекс.новостях или google news, либо следить за событием самостоятельно от первоисточника, если уж оно настолько для вас важно.

14 ноября  

Про ответственность

Главная проблема современного российского, да и не только, общества — это ответственность. На данный момент существует три вида общества с разными понятиями об ответственности и отношению к ним: это «западное», «восточное» и «безответственное» общество. И к сожалению, то, что сейчас происходит в России традиционно не относится ни к «западному», ни к «восточному».

Что представляет из себя «западное» общество в плане ответственности?

Западное общество очень упорядочено. Существуют строгие правила. Например, если вас что-то беспокоит, вы звоните в полицию, полиция оперативно приезжает и решает вашу проблему в рамках правового поля. Более того, скорее всего вы, живя в одной из стран с «западным» обществом, никогда не позвоните в полицию, чтобы решить свою проблему. Проблем просто нет.

Например, каждый урождённый немец (тут я не про национальность, а про свойственный жителям Германии менталитет) никогда не будет слушать громкую музыку ночью, не будет запускать салют, не согласовав с соседями праздник, не будет кричать ночью из окна «Халява приди», просто потому что он знает об ответственности. Урождённый немец знает, как только он вторгнется в зону комфорта другого человека, последует реакция, и она будет строго в рамках действующего законодательства. Урождённый немец не будет кидать бумажку на землю, если рядом есть урна. Он не будет кидать бумажку на землю, если урны нет. Он не сделает этого, даже если никто не видит, и никто никогда об этом не узнает.

Большинство из вас, жителей страны, которая не относится к «западному» обществу решит, что урождённый немец живёт в мире страха ответственности за каждый совершённый поступок. И ответственности высокой, тяжёлой и дорогой. Это неправда. Урождённый немец даже не задаётся вопросом, а было ли мне приятно, если бы мой сосед так поступил. Доставило бы мне это дискомфорт. Он автоматически считает, что приятно не было, и дискомфорт был бы, поэтому он просто не делает то, что было бы неверным.

Казалось бы, идеальная страна, ты знаешь, что будут делать твои соседи, тебя не побеспокоят звонком в выходные или после шести часов вечера, когда наступает «семейное время», если не случилось чего-то экстренного, либо вы заранее не договорились о звонке в это время. К вам не придут незваные гости. Но, увы, это не совсем так.

В Германии есть маленькие дети до 6 лет, которые могут делать почти всё, что угодно и урождённые немцы это понимают и почти не препятствуют. Дальше дети резко становятся «ответственными» маленькими урождёнными немцами, которые быстро перегорают и становятся «тинэйджерами», а в Восточной Германии «панками» и «готами», которые срут в вагонах поездов, везде кидают мусор, ходят с ирокезами, пьют, курят, разрисовывают баллончиками всё, что можно. А потом… потом они снова становятся урождёнными немцами и снова хотят порядка, но готовы вспомнить себя молодыми и относятся к таким проявлениям безответственного эгоизма стоически и с пониманием.

А ещё в Германии есть госпожа Меркель, которая, к счастью большинства урождённых немцев скоро перестанет быть не только председателем партии, но и канцлером — первым лицом государства, которое управляет политикой страны, в том числе в плане иммиграции. О! Это большая заноза в заднице урождённого немца — столкновение совершенно разных культур. И если культура наших соотечественников из стран бывшего СССР ещё поддаётся ассимиляции, а этнических кварталов, где «мы русские друг друга не обманываем», почти нет, то уже долгое время в страну прибывают другие иммигранты. Те, кого не приняли в собственной ультраконсервативной стране, но которые хотят насадить эти порядки на новой родине. Нет, я не против мусульман и арабов, речь идёт именно про них. Многих из них мы знаем, как отличных программистов, инженеров, маркетологов и специалистов. Проблема лишь в том, что эти люди и так бы приехали в Германию, без политики «открытых дверей» госпожи Меркель, они бы ассимилировались и их дети стали бы урождёнными немцами. Сейчас мы видим своеобразные иммигрантские гетто, где культивируется наплевательское отношение к «западной» культуре и «западной» ответственности, а потом эти люди идут на улицы.

Продолжая тему «западного» общества стоит сказать о действиях и высказываниях.

Пусть представитель этого общества не всегда видит последствия своих действий, и осознаёт ответственность, пользуясь сиюминутными желаниями и возможностями, но ответственность всё равно придёт. Посмотрите на историю Харви Вайнштейна и Кевина Спейси, которая вскрыла целый гнойник общества, в котором существуют мужчины, которые домогаются к женщинам, а женщины имеют свои права и требуют наказания за подобное нарушение своей неприкосновенности. Понятие «харассмент» вошло в правовую систему США, в СМИ и жизнь всех людей без исключения. Представители «западного» общества больше не могут хоть как-то взаимодействовать с другими людьми, без мысли о том, можно ли действия отнести к домогательствам. Джулиан Ассанж сидит в лондонском посольстве Эквадора уже больше пяти лет, потому что как только он выйдет, он будет вынужден отвечать за свои поступки.

В «западном» обществе при устройстве на работу, особенно на публичную должность, соискатели обязаны указывать ссылки на свои профили в социальных сетях. Если работник указывает своего работодателя, то он должен понимать, что каждое его высказывание может быть воспринято, как мнение компании и руководства фирмы, где он работает. Неважно, является ли человек представителем PR-отдела, мнение будет отнесено, прежде всего, к компании. А это значит, что на каждого пользователя, который напишет слово «негр», независимо от остального контента, придёт жалоба от других пользователей: администрации социальной сети, работодателю, непосредственному начальнику и далее по цепочке, а человек, который зачем-то написал определение слова «негр» из словаря на своей страничке и не хотел никого оскорбить, получит взыскание, штраф или лишится работы.

В «западном» обществе, про которое в 90-е рассказывали, как об оплоте «свободы слова», высшие руководители социальных сетей ходят на допросы в парламент, чтобы пояснить свою позицию относительно «российского вмешательства», потому что осознают ответственность, даже не за это самое потенциальное и недоказанное вмешательство, а за собственные действия, если бы они встали поперек мнения государства.

Это ответственность, которая строится на понимании каждого действия и что за ним последует. Быть «безответственным» или хотя бы «нетолерантным» очень сложно и доступно далеко не каждому.

Не все американцы готовы терпеть Дональда Трампа, который пишет в твиттер всё, что ему заблагорассудится. Регулярно встают вопросы об импичменте и об ограничении этого человека в доступе к социальной сети. Но он, влиятельный политик и просто богатый человек, уже привык делать то, что он делает, потому что он понимает не только зону ответственности, но и отлично ориентируется в вопросе: может ли кошелёк это действие позволить.

Не все разработчики программного обеспечения и пользователи Linux-систем довольны высказываниями и действиями нетолерантного Линуса Торвальдса, которому под натиском обвинений пришлось временно сложить полномочия. Но его попросили вернуться те же разработчики, потому что Линус незаменим.

«Западное» общество требует ответственности, «восточное» общество требует гиперответственности, Жизнь конкретного человека не является достаточной ценностью, чтобы допустить наличие тени отрицательного мнения окружающих о вас. Своеобразное Грибоедовское «Что скажет Марья Алексевна?» и Мортоновское «What will Mrs. Grundy say?»

Да скифы мы… но не азиаты

Современное российское, и большинство постсоветского общества можно описать устойчивыми выражениями: «А потом хоть трава не расти» и «Много будешь знать — скоро состаришься» — по-настоящему «безответственное» общество, в котором есть множество элементов того, от чего бы у урождённого немца волосы на голове бы не зашевелились, а это просто бы вышло за пределы его понимания.

Вы можете обозвать меня русофобом, но сейчас я буду называть «безответственное» общество русским. Это чётко определит формат повествования.

Я не говорю о «широкой русской душе», которая отмечает любую победу нашей сборной по чему бы то ни было стрельбой в воздух, а про свадьбы с длинными кортежами, клаксонами, и этой самой пальбой. Салютами, громкой музыкой, алкоголем и «ты меня уважаешь?»… Как будет решать русский человек эту проблему? Попросит быть потише? Возможно. Вызовет ли он полицию? Это вряд ли. Во-первых, полиция приедет часа через четыре. Во-вторых, уже поутихшие к тому времени соседи будут спать, или на пару минут создадут в квартире тишину, чтобы сказать, что ничего не слышали, и продолжить после ухода стражей правопорядка с большим размахом. Огромное число «сидельцев» и тех, кто их охранял, или обслуживал, жил рядом с пенитенциарными учреждениями, во времена СССР внесли в обиход большинства жителей не только соответствующую лексику, но и «понятия», и тот самый АУЕ, по которому «звать мусоров, когда люди отдыхают, западло». А ещё вы вспомните сотню-другую ситуаций, когда ваши соседи отдыхали не менее шумно, а вы им не слова не сказали, так что теперь ваша очередь.

Русский человек совершенно не задумывается о последствиях. Вы находитесь рядом с четырёхполосной дорогой? Вам надо на другую сторону? Переход далеко? Значит можно переходить сейчас, даже наискосок, даже перелезая через ограду, даже с детской коляской. Вам же надо. Русскому человеку претят любые правила, если можно их обойти — это национальный спорт. Стоят люди в очереди, значит вы «только спросить», а может быть вы «жмать». Идёте по улице, съели мороженное, обёртка летит на дорогу, а лучше в кусты, где не видно, потому что есть что-то в душе, мерзеньким голосом вещающее: «так делать нельзя» — но есть и другой зычный, внятный, заглушающий бас «так мусорок же нету, вот была бы…»

Русский человек аморфен, так сложилось исторически, вначале при Царе-батюшке, да с батюшкой в храме, потом при вожде коммунизма. Русскому человеку нужно, чтобы решали за него, чтобы был какой-никакой порядок, но установленный извне. А чтобы такое произошло, нужна ответственность хотя бы у части населения, а её нет.

Русское общество достаточно простое. В нём нет западного «херассмента», потому что у каждой девушки есть муж, брат, друг, который может «дать в дыню». Ответственность существующая и вполне ощутимая. Но совершенно не касается ситуаций, когда вы пьяница-муж, избивающий свою жену. Ответственность минимальная и только административная, если жена не пойдёт к отцу или брату, а тот уже не придёт чтобы что? «Поговорить по-мужски».

Я искренне уверен, что раз русскому обществу необходима жёсткая рука, то она должна быть у представителя закона — у полицейских. Полномочия есть? Есть. Высокая зарплата, чтобы оплатить занятие неприятным делом есть? Есть! Пенсия в 30-40 лет, по сравнению с остальными 60-70 или сколько там лет. Вроде всё есть, чтобы заниматься работой и направлять общество на законные пути — но нет, покупаются оценки, зачёты, даже поступления в полицейскую академию, культивируется мнение: взятка — наше всё, а ответственности за это не будет.

В России просто беспрецедентный уровень свободы слова. Несмотря на жёсткий контроль некоторых, влияющих на умы старшего поколения, СМИ, вы можете вести свой блок, развивать сайт, писать своё мнение в социальных сетях, и даже, если у вас написано, что вы представитель той или иной компании, за это часто совершенно ничего не будет. У известнейшего в России журнала «Игромания» есть видео-приложение, которое основал и возглавляет некто Антон Логвинов, который на полном серьёзе заявляет:

«Харрасмент вообще часть нашей природы, и на 1 женщину, которой он не нравится, когда ее домогаются — 9, которые от этого кайфуют, и вообще просят. Я бы, кстати, был бы рад, если бы это было иначе, но это просто природа».

И что происходит? Приносит ли извинения журнал? Лишается ли Логвинов своего поста? Нет. Мы не в прогнившем «западном» обществе, мы в нашем, самобытном, где главная фраза: «Да всем насрать!». И при этом существуют случаи получения реальных тюремных сроков за репост. Свобода слова, в рамках которого можно заявлять, что дети, увлекающиеся компьютерными играми, опасны для общества, превалирует над правом детей заниматься тем, чем им нравится, если это разрешают родители.

Павел Дуров — отличный пример. Вы видели хотя бы одного представителя «западного» общества, который поставил себя против своего собственного государства и традиций и избежавшего за это ответственности? Хоть одного назовите! Тут даже Ассандж не подходит, потому что ответственность для него в той или иной мере настала, да и против родной Австралии он не высказывался.

Увы, мы живём в совершенно уникальной стране, а все остальные страны нам завидуют.

12 ноября  

Дока 2 как пример хорошей журналистики на «тройку»

Хорошей журналистики? После всего того, что наговорил «эксперт»?

Чем должен заниматься журналист? Зачем, в принципе, нужна эта профессия? — это те вопросы, которые стали причиной появления 18 октября 2018 в эфире радиостанции «Вести ФМ» Филиппа Гросс-Днепрова, который и рассказал о несуществующей на тот момент игре «Дока 2», которой, якобы, увлекался «керченский стрелок».

«Далее идёт „Дока Трейд“. Что это такое? Есть такая игра „Дока 2“. Она разрешена в России от 18 лет и старше, хотя видно, что он в эту игру играл в 13, 14 и 15 лет, и у нас многие дети в неё играют...
Это игра, где ты убиваешь зомби, или ты сам есть зомби, где ты убиваешь самыми изощрёнными способами людей. То есть там ты можешь придумать свою определённую местность, то есть можешь придумать ту же школу, так же её взорвать, убить. Но там более изощрённая ситуация. Там ты не изготавливаешь бомбу. Тебе даётся различное оружие, ты можешь „трейд“ делать.»
Филипп Гросс-Днепров анализируя страницу Владислава Рослякова в контакте

Так зачем нужны журналисты?

На кафедре журналистики меня в своё время учили так:

  • журналист должен рассказать своему читателю, слушателю или зрителю общественно важную правдивую информацию;
  • поскольку журналист может не являться специалистом в области, про которую он рассказывает, он обязан привлечь источники: документы или мнения специалистов в области исследования их называют «экспертами»;
  • вся предоставляемая информация должна быть проверяема и проверена.

Это основы так называемой «журналистской этики». Но не стоит забывать, что есть ещё материальная заинтересованность журналиста: есть задание редакции, без выполнение которого не будет зарплаты; есть финансирование, которое ограничено и не получится провести полноценную работу; есть формат подачи, который тоже может ограничивать.

Что пошло не так?

Начнём не с «этики», а с того, что её окружает.

Во-первых, есть финансирование. Радиостанция «Вести ФМ» входит в холдинг ФГУП «ВГТРК». То есть радиостанция, как и материнская компания является государственной. А значит государство выделяет финансирование, а значит возможен и «госзаказ» определённой позиции, высказанной в эфире, который слушает старшее поколение (например, по пути на работу), которое не имеет соответствующего опыта. Какая позиция? Например, связь террористического акта и компьютерных игр.

Во-вторых, к деньгам добавляем формат.

Владимир Соловьёв — журналист, писатель и кандидат экономических наук, часто появляется на ТВ, является значимой медиа-персоной сегодня и стоит дорого. Он прекрасно знаком с понятием «журналистской этики» и давно определился с тем, какую позицию он будет доносить до «своего» зрителя, и по каким причинам. Даже, если Соловьёв хотел донести до зрителя правдивую информацию, при своей загрузке он вряд ли смог самостоятельно выбрать гостя передачи, приглашённого в качестве эксперта.

Это значит, что подбором эксперта занимался либо низкооплачиваемый сотрудник из компании по контракту, либо девочка-стажёр, бывший студент, которая мечтает попасть на вершину карьеры журналиста — в федеральный эфир.

У этого человека были простые параметры подбора:

  • «эксперт» должен быть признан в обсуждаемой или смежной области;
  • «эксперт» должен иметь, что сказать, он же эксперт;
  • «эксперт» должен быть готов приехать в студию в Москве;
  • «эксперт» должен понимать ограниченность эфира;
  • «эксперт» должен быть бесплатным или максимально дешёвым;
  • «эксперт» должен доносить мысль понятную аудитории и соведущим, т. е. быть с ними одной возрастной категории.

Филипп Гросс-Днепров — подходит под эти параметры. Этот человек профессионально занимался скупкой и перепродажей доменов, что в глазах целевой аудитории может (но не обязательно) звучать, как «интернет-эксперт». Более того, он является сооснователем и совладельцем одного из крупнейших доменного регистратора в России — небезызвестного REG.RU, который на слуху у многих более «продвинутых» пользователей, которые могут задаться вопросом: «А вдруг он и в игры играет? И в социальных сетях разбирается? Хобби у него может быть такое?». Он приехал в студию, возможно, «попиариться», поэтому бесплатно, хотел что-то сказать и сказал эту мысль коротко и на языке ведущих и целевых зрителей, ввернув модное слово, подчеркнувшее его статус «приглашённого эксперта».

Если у «подборщика» стояла дополнительная задача, выбрать «эксперта» с мнением «это всё от ваших игр», то кандидатура становится ещё более подходящей.

Стали бы приглашать известных «геймеров» на передачу, чтобы доказать — «проблема не в играх»? Нет! На такую мысль зрителя бы не навели, они не взаимосвязаны. «Геймер-эксперт» — не бизнесмен, к Москве не привязан, в студию не приедет, да и будут ли зрители слушать школьника или студента, пусть и профессионала мирового уровня?

Формат статьи или журналистского расследования позволил бы Владимиру Соловьёву, его помощникам, редактору, проверить всю информацию, которую сообщил источник. При наличии мнения Гросс-Днепрова о вреде игр, призвать «геймер-эксперта», который высказал бы свою позицию (тогда это было бы уже связано, и сказать что было бы), призвать профессионального психолога, врача или кого-то там ещё. Но это невозможно вместить в формат короткой передачи, которая идёт онлайн в эфире федерального радио.

А с «этикой» проблем нет. У не имеющего возможности разобраться в предмете журналиста правдивой информацией является та, что сказал «эксперт» и это на его («эксперта») совести. «Эксперт», отвечающий заданным параметрам, был? Был. Проверить информацию была возможность? Нет, это эфир. Значит, если что, будет опровержение и извинение, а может и нет, потому что даже несмотря на всю ту ахинею, что сказали в эфире, я не считаю, что Соловьёв виноват. Его редакторы, не прервавшие поток сознания гостя в наушник ведущим, возможно. Ведущий — не в этот раз.

Какой же должна быть журналистика?

Я считаю, что чем больше будет публиковаться аналитических статей со ссылками и доказательствами и даваться эфиров с приглашением «экспертов» — тем лучше.

Зрители, читатели и прочая аудитория должны иметь возможность ознакомиться с мнениями настоящих экспертов и профессионалов в том или ином вопросе, которые не хотят или не способны (такое тоже бывает) доступно донести свою мысль. Именно для этого нужен журналист, только это является его работой, и исключительно потому, что люди не смогут побывать в каждый момент абсолютно везде, эта профессия осталась и останется актуальной.

Журналист должен иметь право и возможность доносить любое мнение, которое он считает правдивым, независимо от того, насколько оно может быть неприглядным. Да, тут может возникнуть конфликт «журналисткой этики» и финансирования, поэтому надо чётко читать контракт, но общая мысль, надеюсь, понятна.

Например, если экс-телеведущая NBC News Мегин Келли является достаточным «экспертом», либо приводила во время эфира цитаты или приглашала «эксперта» по достаточно больной для США расовой проблеме, когда обсуждался обсуждался вопрос нарядов на Хэллоуин (Келли заявила, что если афроамериканец нарядится на праздник белым американцем, то это не будет осуждено, как если бы случилась обратная ситуация) — она не должна быть уволена. Это мнение, она имела как право на него, так и право его донести до общественности. Это работа журналиста.

12 ноября  
Ранее Ctrl + ↓