Не важно, чью одежду ты носишь

Российский офис Reebok под соусом доморощенного понимания феминизма предложил женщинам «пересесть с иглы мужского одобрения на мужское лицо». Западный офис почувствовав неладное оперативно открестился от акции и уволил автора идеи и руководителя маркетингового отдела Александра Голофаста. В сети вспыхнуло непонимание политики производителя одежды.

Что такое феминизм?

Я уверен, что компании, которые пытаются «примазаться» к феминистическому сообществу, в принципе не понимают, что это такое.

Феминизм — это идеология равенства мужчин и женщин. Это не про борьбу одних с другими, как, вероятно, подумал российский офис или их копирайтер, чью работу по утвержденю Голофаста на западе, всё же, согласовывали.

Феминизм — это антисексизм. Когда вам всё равно, работать или общаться с женщиной или мужчиной, и вы цените их человеческие качества, а не половой признак.

Я убеждённый феминист настолько же, насколько я антирасист. Если я говорю слово «негр», «белый» или «азиат», значит я имею ввиду визуальный расовый признак, но не вкладываю в эти слова понятия «лучше» и «хуже».

Так же и с «женщинами» и «мужчинами»: «лучше» и «хуже» просто нет. Есть свои возможности и потребности. Я уверен, что есть масса женщин, которые руками могут сделать гораздо больше и лучше, чем я. Русская женщина и в горящую избу войдёт, и коня на скаку остановит — пословицы и поговорки рождаются не просто так.

Убеждён, что мужчина имеет такое же право готовить на кухне и брать декретный отпуск, как и женщина. Уверен, что если женщина физиологически не сможет что-то сделать, что может подготовленный мужчина, значит ей там не место, и наоборот.

Вопрос в рекламе

С другой стороны есть западный взгляд на мир. Есть насаждаемые эффемизмы. Нельзя говорить «негр», но что говорить, непонятно. Есть западная потребность в отстаивании своих «нарушенных» прав.

Я уверен, что Reebok, как любая другая компания, может тратить свои честно заработанные деньги на что угодно. Хотят, пусть спонсируют феминисток, хотят автомобилисток, девочек-спортсменок (этот вариант лично меня устроил бы больше всего). Хоть голодающих беженцев, хоть пингвинов или амурских тигров. Мне почти всё равно — я поддержу любое благое начинание.

Но я считаю, что таким заявлениям не место в рекламе, которая посвящена основному продукту компании — одежде и обуви.

Мне совершенно всё равно, кого там поддерживает Reebok, настолько же всё равно, как то, чью обувь или спортивные штаны я покупаю. Я куплю то, что удобно, а не то, что мне навязывают (я про зауженные штанины сейчас). Я не хочу видеть в рекламе про вещи политику, секс или мнения. Я хочу видеть, что эта вещь хорошая потому, потому и потому. Остальное мне неважно.

Или для вас важно, чей лейбл у вас на кроссовках?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *